Dārgie lasītāji!

Skaistus, sniegainus un labām domām piepildītus Ziemassvētkus!

Lai Ziemassvētku brīnums un gaisma neizgaist ikdienas sīkumos un steigā!

Laimīgu un jaunām idejām bagātu Jauno gadu! Lai Jaunais gads nāk ar ticību tam, ko visvairāk vēlamies, ar labu veselību un veiksmi, kas sniedz gandarījumu sev un citiem!

Viss mainās un plūst... Viss kļust savādāks, bet katram gadam ir savs svētvakars, kad gribam...

„Paveikt nepaveicamo,

Saglabāt neiespējamo,

Par spīti ikdienišķībai –

Uzplaucēt brīnumu dzīvē.

Par spīti grūtumam –

Laimīgiem būt”

                   L. Brīdaka

 

Ziemassvētku zvaigznes
Lai pār visiem mirdz.
Miers, lai ir virs zemes,
Miers iekš katrā sirds.

                    J. Vorošilova

 

 

 

 

 

Уважаемые читатели!

 

Очень приятно, что программист нашего сайта Дмитрий Захаров участвовал в международном рейтинге Хостинг-провайдеров и получил медаль «Отличный сервис» за успешную работу по оказанию услуг и профессиональное обслуживание клиентов.

Поздравляем Дмитрия с заслуженной наградой и желаем новых успехов в его работе.

 

Руководитель рабочей группы сайта - Ольга Афанасьева

 

Латгальский поэтический вестник Nr. 5

 

Помимо книги «Стихи о Даугавпилсе» и уже традиционных изданий, таких как альманахи «Резекне» и «Дзеяс Диенас», прошедшие Дни поэзии порадовали читателей еще одним замечательным изданием –„Latgales sirdspuksti „(«Сердцебиения Латгалии»).Стихи и художественные фотографии, объединенные любовью к нашему краю, усилиями  авторского коллектива во главе с руководителем проекта Зандой Арницане и техническим редактором Улдисом Арницаном превратились в красочный и трогательно-сердечный литературный фотоальбом, который теперь доступен читателям во всех библиотеках Латгалии. Пятьдесят фотографов и девяносто авторов, пишущих на латышском, латгальском, русском и белорусском языках, воспели красоту природы, жизненного уклада, народных традиций и простых человеческих лиц нашей общей малой родины, а общество „Balvu olūts”донесло до читателя авторские эмоции и переживания в виде яркого книжного издания.

 

Александр Якимов,

ведущий Латгальского поэтического вестника

 

 

 

 

 

 

 

 

Уважаемые читатели!

 

8 декабря свой очередной день рождения отмечает одна из самых известных и любимых резекненцами поэтесс Екатерина Калване. Её поэзия отличается душевностью, глубиной размышлений, жизненной мудростью, оптимизмом и оригинальностью поэтического слова.

Желаем Екатерине Ефимовне здоровья, творческого долголетия и предлагаем вашему вниманию несколько стихов поэтессы.

 

 

 

   1955 - 1990

Уважаемые читатели!

 

9 декабря любители поэзии отметят шестидесятилетний юбилей рано ушедшего из жизни талантливого поэта Евгения Шешолина.

Евгений родился в Латвии, детские годы провел в городе Резекне, где oкончил среднюю школу. Высшее образование получал в Ленинграде и Пскове, где и прошла большая часть жизни поэта. Печатался в местных газетах, был одним из видных авторов псковского андеграунда 80-х. Вместе с друзьями в 80-х годах издавал литературный альманах «Майя», который печатался в США.
После смерти поэта, в 1993 году, в журнале «Русская провинция» появилась статья о поэзии Евгения Шешолина, автором которой выступил известный литературный критик Валентин Курбатов (автор книг о В.Астафьеве, М.Пришвине, В.Распутине и др.). Благодаря этой публикации и множеству появившихся в последствии сетевых материалов на «Лавке языков», интерес к творчеству Е.Шешолина возрос, и ценность его творчества по достоинству оценили серьезные литературоведы. В 1999 году псковский издательский дом "Стерх" выпустил сборник  стихов Евгения Шешолина "Измарагд со дна Великой".

В 2005 году в стенах Даугавпилсского университета прошла Международная конференция, посвященная творчеству Е.Шешолина, с участием литературоведов из Латвии и России: Пскова, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Новосибирска. В этом же году благодаря большому труду сестры Евгения Галины Петровны Маслобоевой в Латвии увидел свет новый сборник стихов «Солнце невечное», который вышел в издательстве Латгальского культурного Центра.

Даугавпилсский университет выпустил сборник литературоведческих докладов, посвященных жизни и творчеству поэта, исследованию его творчества. Имя Евгения Шешолина включено в "Словарь русских писателей конца 20-го - начала 21 века", изданный в Москве. Его стихи вошли также в академическое московское издание «Антология русского верлибра», а в последние годы печатались в журнале «Культурно-просветительная работа. «Встреча» (Москва), переводились на армянский язык (публикации в Ереване).  Армянское общество Латвии издало отдельной книгой стихи Евгения об Армении.

Спустя годы после трагической гибели поэта, в Пскове был найден его архив, и благодаря этому подготовлено к печати новое издание книги «Измарагд со дна Великой», в несколько раз превышающей объём материалов первого издания (стихи, проза, письма).

В Резекненском театре-студии «Йорик» создан моноспектакль по стихам и письмам Евгения Шешолина. Вечера памяти поэта проводились в его родной Резекненской школе №2. На сайте Псковской городской библиотеки www.bibliopskov.ru открыта страница Евгения Шешолина. Информацию о поэте можно найти на сайте "Русские Латвии", "Лавка языков" и в других источниках.

Основное памятное юбилейное мероприятие состоится в Пскове, в Резекне вечер памяти поэта пройдёт четвёртого декабря в его родной средней школе Nr.2. A пока мы предлагаем вашему вниманию подборку стихов Евгения Шешолина из книги «Измарагд со дна Великой».

 

 

   

Участники вечера памяти Евгения Шешолина

 

 

 

Дорогие друзья!

 

День за днём проходит время, ушли в былое государственные праздники, приближаются светлые, радостные дни Рождества и любимые Новогодние праздники.

Но сначала предстоят дни Адвента, когда человек обращается к своему внутреннему миру, очищению души, размышлениям о вечном и общению с Богом. В эти дни хочется мира и спокойствия в душе, неторопливости в делах и поступках и возвышающего душу чтения.

Предлагаем вашему вниманию трогательный рассказ Михаила Куркова «Аве, Тереза!». Он связан с другим Великим христианским праздником, но прекрасно раскрывает душу простого человека.

Михаил Николаевич сейчас болен, пожелаем ему Божьей помощи в борьбе с тяжёлым недугом.

 

                             

       Михаил Курков

Аве, Тереза!

 

      Ночью она проснулась от сильной боли в сердце. Оно болело и раньше, но так, как сегодня, ещё никогда. С вечера она протопила печь – в доме было тепло и даже душно.

- Может, угорела, - подумала она, встала, подошла к окну и поразилась: на улице шёл снег. Так бывает на еврейскую Пасху, а она – завтра.

  Всё перепуталось в этом мире – у евреев Пасха всегда у первых, у католиков – вторых, а у православных – у последних. Бог один, а Воскресение по-разному…

   Она открыла окно – свежий воздух ворвался в комнату, холодком пробежал по её ногам, пробрался под ночную рубашку.

  - Нет, - подумала она, - ещё только насморка не хватало, - и закрыла окно. И в самом деле, ей стало лучше. Боль отступила. Светало. Часы показывали половину шестого. А снег большими хлопьями падал на куст сирени под окном, на куст крыжовника, уже совсем зелёного, и на скворечник – её гордость – она его сделала сама.

  - Апрель. Можно сказать, его конец, а природа всё проверяет человечество на прочность. А что проверять. Утром выглянет солнышко, и к обеду всё растает. Я же не вчера родилась… Насмотрелась за восемьдесят четыре года всего.

  Она посчитала свои годы и поразилась: неужели ей и в самом деле столько! Кажется, что совсем недавно была молодой. А вот и сердце стало сдавать. Она не очень-то и расстроилась: не я первая, не я и последняя – все там будем. Вот только… Она задумалась, словно вспоминая что-то очень важное для неё, да так и не вспомнила. Склероз окаянный: другой раз очки на носу, а она их ищет.

- Ну, вспоминай, Тереза, вспоминай – посылала она команды своему мозгу. Ведь только что помнила, что надо сделать обязательно сегодня. Ах, ты, Господи, совсем голова дырявая стала. Ладно, может, вспомню, буду что-то делать и вспомню.

   Пока она себя мучила, уже совсем рассвело. Снег прекратился. После того, как умылась, хотела поставить чайник, но передумала: есть совсем не хотелось.

   Блуждая глазами по комнате, она заметила свою хозяйственную сумку. Покопалась по многочисленным кармашкам сумки, достала кошелёк и всё вспомнила. Ей же надо сходить на почту, получить пенсию. А потом… А потом у неё же всё написано на бумажке, что купить. Ведь через неделю её Пасха.

   Первым номером в бумажке стояло – купить два десятка белых яичек, кулич и вербочку. Без вербочки и Пасха не Пасха.

   Она засобиралась так шустро, что, когда уже вышла за калитку, вспомнила, что кошелёк-то не положила. Вернулась, постояла немного в задумчивости и решила, что никуда сегодня не пойдёт: возвращаться – плохая примета.

   И всё равно какое-то беспокойство её не покидало.

- Что же меня сегодня так волнует, что же я никак не могу определиться.

  Она снова вышла на крыльцо. Её глаза машинально остановились на скворечнике: - Почему нет птиц, что же я не так сделала?

  Она посмотрела на соседский дом, где тоже висел скворечник, старый, весь обшарпанный, а вот, поди же, скворцы в нём жили. Посмотрела попристальнее и всё поняла. Её скворечник, сделанный совсем недавно, был покрашен в ярко-зелёный цвет, и краска очень сильно пахла химией. Это-то, видимо, и отпугивало птиц.

   Ей стало даже обидно: хотела ведь как лучше, красивее, а вот птицам не нравится. Постояв ещё немного, она всё-таки увидела, что не пустует её скворечник – в нём поселились воробьи. У неё как камень с души упал. Ладно, согласилась она с собой, пусть хоть эти живут, тоже ведь птицы полезные. Потом она принесла старую пуховую подушку, на которой умирал её муж, и прямо под скворечником высыпала пух и перья.  Первыми её маневр поняли соседские скворцы. Они были тут как тут. А её шалопаи даже не посмотрели в сторону перьев.

   - Ты смотри, - возмутилась она, - бездельники, ну, точно как сегодняшние молодые – только на готовенькое. А что с них взять – одним словом, разбойники, а потом у скворцов воровать будут.

   Пока она стояла и любовалась птицами, дунул ветерок, и всё перо разлетелось.

  - Ну, явно, не мой сегодня день. За что ни возьмусь, всё вопреки моей задумке.

   За ворота дома вышла соседка и, увидев старушку, спросила: «А что Вы там, пани Тереза, так внимательно рассматриваете, любуетесь своим скворечником? Так я Вам скажу, не надо было красить краской. Птица на дух не переносит масляную краску. Вот за лето дождём всё отмоет, и на следующий год скворцы обязательно займут этот домик. Не печальтесь, пани Тереза, с Вашего крыльца ведь тоже слышно, как мои поют».

   Соседка ожидала, что Тереза вступит с ней в разговор, но та посмотрела на неё с укоризной и вернулась в дом. Время подходило к обеду. Половина дня пролетела, а она так ничего и не сделала.

   После смерти мужа одиночество её особенно не тяготило, через какое-то время наступило даже успокоение. Муж был хороший, слава Богу,  больше сорока лет прожили вместе, но детей Бог не дал. Чья была вина, она до сих пор не знает. Может, её – ни в какие больницы не ходили. Любила его одного. Даже в войну, когда в их доме квартировал офицер и сизым голубем за ней увивался, полный отказ ему дала. Не побоялась, что гестаповец: целая их рота досматривала за паровозным депо, боялись, чтобы мастера в паровозы какую взрывчатку не подложили.

   А она ему: «Нет, герр офицер! Помолвлена! После войны поженимся!»

  - Знать, не судьба, - сказал и оставил в покое.

  И когда русские пришли, она у них в госпитале нянечкой работала, тоже отставали, когда говорила, что помолвлена.

   Вот и дом Ви’тек построил, да сам рано ушёл, вроде и не болел совсем. Тереза сидела и вспоминала – так она и осталась на всю жизнь нянечкой. Учиться ей не хотелось, на всё у неё был один ответ: «Мне хорошо и так!».

   Всё развалилось в одночасье. Она уже давно была на пенсии, да и муж тоже. В последние годы она работала в Онкологическом центре в Даугавпилсе. Страшная больница: привыкла ко всему. Привезут, вроде, живого человека, смотришь через два месяца и не узнать.

  В красивом месте разместилась эта больница, парк там с вековыми деревьями, а вот птицы почему-то, кроме ворон, не живут.  И что интересно, там рядом другая, психиатрическая больница, так на тех деревьях птицы живут. Вот и пойми эту природу: может, деревья около онкологии всю человеческую боль в себя берут. А психиатрическая, она более весёлая, если со стороны посмотреть. Там тоже горе, даже больше родственникам, словно они в том виноваты…

  - Эко, куда меня понесло, не дело это заниматься такими рассуждениями. Каждому своё. Надо доживать свой век достойно. Мне ли плакать – дом большой, свой огород – кормилец. Да и пенсия, какая никакая, а сто тридцать шесть латов, это одной-то. Хватает, грех горевать.

  Она вспомнила, как прошлым летом у неё в огороде народилось всего, и соседка присоветовала на базарчик сходить, да продать кое-что. Только из неё коммерсант не получился: привезла всего помаленьку на тележке, а что заработала – в горсточке поместилось. Народ живёт трудно, кругом все знакомые, что с них возьмёшь. Да и на базаре своя мафия, дурят людей, как могут.

  Тереза улыбнулась – вспомнилось что-то хорошее в тот раз, в тот день. Местечко ей выделили самое невыгодное, бесприбыльное, на самом солнцепёке, на самом краю ряда. Смешно и грешно вспоминать, но Бог есть. С её места были видны три улицы: в своё время большой завод «Электроинструмент», на другой улице детсад, а напротив детсада ворота в больницы. Стоит Тереза с утра, ничего ещё не продала, и вдруг видит, как из ворот больничного парка выходят трое молодых мужчин. Она по одёжке узнала, что это ребята из психушки. Они немного подурачились около ворот, у кого стрельнули покурить, кому-то помахали рукой, и решили сходить на базар.

   Солнечный день, жара. И один из них, истинный интеллигент, шёл с большим цветастым зонтом. Шли не спеша, одним словом, зрелище незабываемое. Только большой артист смог бы передать их походку, но в этом и заключалась их болезнь, они никому не подражали. Но они хоть и душевно больные, но ведь наши, не с Луны же прилетели. Тот, что с зонтом, вообще милашка, весёлый, общительный, сама галантность. Всем встречным он говорил два слова: «Здравствуйте!» и «Хорошо!». Два других, как свита, с мрачным непроницаемым лицом следовали за своим королём, и вели себя очень пристойно, словно получили инструктаж у главного врача.

   Тереза знала, раз они выходят за ворота больницы, то мало вероятности, что опасны. И всё же, одно дело, когда такие гуляют по территории больницы, и другое дело в миру. И когда король со свитой подошёл к Терезе и сказал: «Здравствуйте! Хорошо!», она опешила и ответила: «Хорошо! Здравствуйте!».

  Теперь опешил король и посмотрел на свою свиту: «Спасибо! Здравствуйте! Хорошо!» - их словарный запас был больше на одно слово.

   Тереза обратила внимание на глаза короля – васильковые с зелёным отливом, таящие в себе тайну, о которой здоровым людям знать не дано. Голова, руки, ноги в этом человеке жили своей жизнью, а глаза говорили – мы знаем такое, мы такое видели, вам туда никогда не заглянуть…

  Король посмотрел на Терезин товар, показал пальцем на огурцы и сказал: « Здравствуйте! Хорошо! Спасибо!» Тереза наложила целый пакет огурцов, яблок и протянула ему. Он посмотрел на небо, оценил щедрый дар и протянул ей  свой зонт. Король смотрел на старушку, пытаясь ещё что-то выудить из своей памяти хорошего, нежного, и сказал: «Мама!»

   Терезу как кипятком ошпарило: за всю её долгую жизнь никто её  не назвал так, как этот парень. Она была благодарна ему за эти слова. Нутром, умом, сердцем, всей женской сутью она была мамой всем: мужу, больным – а уж на её долю досталось всего. Но после его слов она по-другому посмотрела на него и сказала: «Иди с Богом, сынок! Храни тебя Господь, и поправляйся!».

  Они уходили и махали ей рукой. Может, как раз сегодня они получили своё настоящее лекарство. На базарчик она больше не ходила, но того паренька вспоминала часто. Она и сегодня утром не могла вспомнить, что же её так беспокоит. Конечно, не скворечник…

  - Да, как же это я за весь год не удосужилась сходить к нему в больницу! Какая я всё же неблагодарная мама. Завтра, завтра же схожу к нему. Сегодня покрашу яички – какая разница, что завтра еврейская Пасха. В конце концов Иисус Христос сам из тех краёв, думаю, не обидится на старуху, которая хочет время опередить. Бог – есть Любовь! Любовь – есть Бог!

  А назавтра она умерла… Отпевали её в костёле, в дар которому она составила своё завещание. Умирала она мамой Терезой, так до конца и не разгадав тайны тех глаз, что увидели в ней мать.

  Аве! Тереза!

 

 

 

 

 

 

Латгальский поэтический вестник (выпуск Nr.4)

СТУПЕНИ

Международная ассоциация писателей и публицистов (МАПП) на сегодняшний день является одним из самых крупных  литературных объединений для пишущих на русском языке в странах ЕС,  а одно из самых его многочисленных и сплоченных подразделений существует в Литве, где с 2008 года успешно работает Республиканское общество международной ассоциации поэтов и публицистов (РО МАПП), которое возглавляют президент Лев Месенгисер и секретарь правления Ева Ахтаева. Литва – наш ближайший сосед, и читателям будет интересно узнать что-то новое о литературной жизни в братской стране, тем более что во многих тамошних начинаниях участвуют и латвийские авторы. Так, буквально на днях в Вильнюсе увидел свет  четырехсотстраничный Международный альманах – 2015 «СТУПЕНИ». С творчеством некоторых его участников сегодня знакомим наших читателей. Ну и, пользуясь случаем, от всей души поздравляем с 75-летием Льва Петровича Месенгисера – талантливого организатора литературного процесса в наших странах,  доброго и мудрого человека.

 Александр Якимов,

ведущий Латгальского поэтического вестника

 

 

 

 

Дорогие друзья!

 

                           

Особую награду получил  наш поэт, редактор Поэтических Вестников, депутат Сейма Латвийской Республики Александр Якимов.

«В Благословение за усердные труды во славу святой Латвийской Православной Церкви М П Александр Владимирович Якимов награждается медалью Латвийской Православной Церкви М П святого священномученика Иоанна, Архиепископа Рижского и Латвийского, I. степени.  Митрополит Рижский и всея Латвии – Александр»

Как рассказал Александр Якимов, эту награду он получил в том числе за участие и победу в трёх Международных фестивалях Православной песни и Духовной поэзии «Вера, Надежда, Любовь», которые проходили в Российском городе Сыктывкар в 2013, 2014 и в 2015 годах.

Поздравляем Александра с почётной наградой и желаем новых творческих успехов на поэтическом поприще.

 

 

 

 

 

 

 

            

Уважаемые читатели!

 

Мы уже не раз говорили о том, что искреннее поэтическое слово содержит в себе не только художественную ценность, но и выполняет функцию народной дипломатии, объединяя людей разных национальностей и религиозных исповеданий.

Этой цели служат постоянные выездные презентации альманаха «Связующее слово», который издаёт давний друг резекненцев, поэт и создатель международного проекта «Библиотека современной поэзии», член Союза писателей РФ Кузьминская Лариса Михайловна.

В конце октября в шведском городе Мальмё состоялась презентация десятого альманаха «Связующее слово», в котором так же опубликованы новые стихи нашего поэта, члена Российского союза писателей Галины Свириденковой. Приятно осознавать, что стихи резекненцев всё чаще читают в разных уголках земного шара и узнают что-то новое о нашей родине.

Пожелаем всем соавторам альманаха новых литературных успехов и предлагаем вашему вниманию несколько фотографий из города Мальмё, где проходила встреча поэтов.

 

Уважаемые читатели!

 

Добрый друг резекненских поэтов композитор Нелли Хакель приглашает всех своих почитателей на творческий вечер, который состоится в Риге 20 ноября в 18.00 в зале Балтийской Международной академии.

Предлагаем вашему вниманию афишу предстоящего концерта.

Уважаемые читатели!

 

Традиционная поэтическая осень для латгальских поэтов завершилась «Круглым столом» в городе Даугавпилс, который был организован «Латгальским поэтическим вестником» и его постоянным ведущим Александром Якимовым.

Участникам встречи было предложено высказать своё мнение о современном состоянии русской литературы в Латгалии, о её перспективах и путях развития, об общей характеристике визитной карточки латгальской поэзии.

Во встрече принимали участие известные поэты, организаторы поэтической жизни в регионе Алексей Соловьёв, Зенон Бурый, Фаина Осина, Евгений Голубев, Ольга Орс, Ирина Страздоника-Плечко, вице-президент Международной Ассоциации писателей и публицистов Пётр Антропов, депутат Европарламента Андрей Мамыкин, журналисты и другие лица.

 «Круглый стол» не ставил своей целью принятие каких-то конкретных решений, в искренней и открытой беседе хотелось обсудить пути нашего дальнейшего сотрудничества, преодоления замкнутости и разобщённости в поэтической жизни, выхода на другой уровень в общении с творческими союзами и обществами не только своей республики, но и всего русского мира.

Было отмечено, что в последние годы русская поэтическая деятельность заметно активизировалась – постоянно выходят в свет новые книги авторов, в газетах Лудзы, Резекне, Даугавпилса регулярно публикуются «Поэтические вестники», в Даугавпилсе и Резекне издаются альманахи с местными авторами, благодаря усилиям Александра Якимова вышла в свет антология «Русская поэзия Латгалии». В прошлом году издана антология «Русская поэзия Латвии», где так же широко представлена поэзия Латгалии.

Многие наши авторы принимают участие в международных сборниках и альманахах  - «Славянские колокола», «Злато слово», «Междуречье», «Связующее слово», «Планета поэтов», «Академия поэзии» и других.  Большинство поэтов являются членами творческих союзов Латвии и России, активно участвуют в конкурсах и проектах международного портала «Stihi.ru».

Казалось бы, у русской поэзии Латгалии нет никаких проблем, но это не так. Вся эта большая работа основана на личном энтузиазме и бескорыстных усилиях конкретных людей, которые собирают любителей поэзии, ищут финансирование, проводят поэтические встречи, дают возможность творческим личностям реализовывать свой духовный потенциал, общаться с теми, кто своё призвание видит в литературной деятельности.

Но жизнь не стоит на месте. Не секрет, что население Латгалии постоянно сокращается, а носителей русского языка в особенности, поэтому с уходом старшего поколения активная поэтическая жизнь в регионе может пойти на убыль. Такая ситуация требует поиска новых форм, новых путей выхода в широкий мир поэзии. Прозвучали предложения поиска контактов с творческими союзами русского населения Европейских стран и, конечно, России. Большой интерес вызвал наш литературный сайт:almanah-rezekne.lv который уже сейчас может служить объединяющим началом для всех латгальских поэтов, поскольку даёт возможность публиковать свои работы на русском, латышском и латгальском языках. Особенно это важно для привлечения молодых авторов, которые общаются только в Интернете. Ведь только в Резекне в газете «Резекненские Вести» есть странички для детей и подростков «Головастик» и «Подкова», где публикуются работы начинающих авторов. И это тоже происходит только по личной инициативе ответственного секретаря газеты Маслобоевой Галины Петровны. 

Все участники встречи высказывали свои желания чаще общаться с поэтами разных краёв Латгалии, проводить совместные вечера, обмениваться информацией о предстоящих мероприятиях, и таким информационным центром мог бы служить единый сайт в Интернете, а пока наша домашняя страница.

  Большое будущее мы видим во взаимных переводах авторов на латышский, латгальский и русский языки, и не только местных авторов. Можно забыть какие-то программы, но никогда не забудутся стихи, переведённые и прозвучавшие на родном языке того или иного народа. У нас уже есть хороший опыт в этом направлении, и мы будем его развивать.

Прозвучали предложения о более тесном общении с Рижскими творческими союзами, их работой, планами, публикациями. Наша разобщённость ничего хорошего не даёт.

Депутат Европарламента Андрей Мамыкин тепло отозвался об интересном, эмоциональном обмене мнениями не только о литературных процессах в Латгалии, но и о жизни в целом. Опыт Латгалии о многовековом дружелюбном единстве людей разных национальностей и религиозных убеждений может быть полезен всей Европе, где эти вопросы становятся всё острее и актуальнее. Его мнение о том, что следующая встреча вполне может состояться в Брюсселе, вызвала искреннее одобрение всех присутствующих.

 

На фото участники «Круглого стола» в Даугавпилсе.

 

 

Руководитель рабочей группы сайта  Ольга Орс

 

 

Dārgie draugi!

Šodien savu dzimšanas dienu svin mūsu dzejniece Inga Kaļva! No visas sirds apsveicam viņu un gribam novēlēt labiem pārsteigumiem pilnu, skaistu un laimīgu gadu!

 

 

Дорогие друзья!

Сегодня свой день рождения отмечает наш начинающий поэт, студентка Даугавпилсского университета Илона Грузнова.
Пожелаем ей успешного окончания первого курса университета и творческого вдохновения для новых поэтических работ!
Предлагаем вашему вниманию несколько стихов Илоны Грузновой:

 

 

 

 

 

Дорогие друзья!

 

Каждый год в наш альманах приходят новые авторы – и молодые, и уже в солидном возрасте.  Мы хотим познакомить вас с авторами этого года.

 

 

Уважаемые читатели!
 

В первых числах октября свой День рождения отмечал наш постоянный автор Алексей Соколов.
Его почтенный возраст позволяет реально окунуться в уклад сельской жизни в далёкие от нашего времени годы.
Пожелаем Алексею Львовичу доброго здоровья и предлагаем вашему вниманию его рассказ «В борозде».

 

Алексей Соколов

 

В БОРОЗДЕ

Пароконный  плуг послушно входит в землю, начиная очередную борозду. Вертикальный резак перед лемехом вспарывает дернину, и пласт почвы ровной лентой скользит по отшлифованному до блеска лемеху и, переворачиваясь, ложится вправо на предыдущий такой же пласт…

Когда вспаханная полоса становится более-менее широкой, невесть откуда взявшиеся галки и грачи деловито обследуют свежий пласт на предмет водящейся в нём живности, пока та не ушла вглубь. По мере приближения лошадей птицы невозмутимо взлетают чуть ли не из-под копыт, приземляются за моей спиной и продолжают своё дело. Весеннее утреннее солнышко заливает поле и всё вокруг золотистыми лучами, пашня дышит бодрящим ароматом земли, настроение – впору горы своротить.

Правда, гора, прозванная местными за её коварную крутизну Чёртовой, стоит нерушимо. Она протянулась с востока на запад на километры, а борозды проходят вдоль её северного склона, южный же столь крут, что никакой обработке не подлежит. Пейзаж, конечно, живописный, но пахарю требуется приноровиться к нему.

Отдохнувшие за ночь кони идут размеренным шагом. В борозде – пожилой, умудрённый опытом Сокол вороной масти. Он и задаёт темп. Слева от него – молодой и резвый Мальчик гнедой масти. Гладкая шёрстка его отливает на солнце красной медью, ему по силе и прибавить шаг, но он здесь всего лишь ведомый, его удел – равняться на Сокола. Ну и пахаря тоже, впрочем, слаженная пара не нуждается в понукании.

К обоим у меня несколько разное отношение. Сердцу милее напористый по молодости гнедой – на нём так заманчиво проехаться с шиком в повозке. Его лишний раз побалуешь и обращаешься с ним по-свойски. С вороным же обращаешься с почтительностью уже из уважения к его возрасту, в упряжке щадишь – не пустишь резвой рысью и груз кладёшь с учётом его возможностей. Притом, с обоими у меня полное взаимопонимание, а на пахоте мы, все трое, как единое целое.

 Были в этом хозяйстве ещё светло-серый мерин, ничем особым не примечательный, да красавец рысак американской породы, но его конфисковали для нужд германской армии, офицерскому составу, так что пообщаться с ним мне, к сожалению, не довелось.

А шёл мне в ту пору пятнадцатый год, и в пахотном деле был новичком. Тем увлекательней было подчинять увесистый плуг своей воле – выдерживать заданные глубину и ширину пласта. Правда, пароконный, в отличие от одноконного собрата, более удобен тем, что не требует от пахаря чрезмерных усилий, идёт стабильно. Зато в конце борозды требуется сноровка и сила, чтобы вывернуть его из земли и завести в новую борозду. Зато приятно было сознавать, что настоящая мужская работа тебе по плечу.

Ещё на пахоте в тебе вырабатывается ответственность за доверенное тебе дело. Случается, камешек выбьет лемех из земли, и плуг проскользнёт почти по поверхности, остаётся так называемый огрех. Можно, не останавливаясь, приподнять ручки плуга, он снова углубится, и пахать дальше. Ты выигрываешь время, после боронования брак будет незаметен, но потом на этом месте семена не взойдут – проплешина. Такого нельзя себе позволять, будь добр сдать коней назад, оттащить тяжёлый плуг на место выброса и там заново углубиться. Ведь подспудно сей изъян ты связываешь с понятием «грех». Подобные огрехи бывают в любом деле, в том числе и в журналистике. Земля человека воспитывает.

 

*   *   *

Вообще-то, к земле и к лошадям я прирос с малолетства. Городской ребёнок, я, с сёстрами, каждое лето, как себя помню, проводил у своих дядей на хуторе Люстики в пяти верстах от Лудзы. Какой мальчишка останется равнодушным к коню? Для того безавтомобильного времени тяга к нему естественна. Тем более что их в хозяйстве родичей было несколько, и все разные, как по внешности, так и по характеру. Гнедой Орёл с пышной вороной гривой и мощного склада был крутого нрава, к нему не всякий взрослый решался подойти, для меня же был абсолютно недоступен. Зато красно-пегий Пегашка был таким покладистым и добрым, что мне, малолетке, доверяли съездить на нём в город.

Дошкольником, мне поручалось водить коня под уздцы при окучивании картофеля или свёклы, а в семилетнем возрасте я мог уже самостоятельно запрячь коня в повозку, подростком – бороновать, что, кстати, тоже непростое дело. Требуется тщательно, без огрехов, проборонить поле вдоль и поперёк, в определённых местах приподнять борону и стряхнуть набившиеся в зубья корни и ошмётки дернины так, чтобы потом удобно было подобрать их вилами и удалить с пашни. И работа эта была мне не в тяготу, а в удовольствие, ведь с конём работаешь, и дело тебе доверено ответственное.

Ещё моё пребывание там привлекло меня и тем, что на чердаке дома хранилась уйма журналов и старинных, ещё дореволюционного издания, книг по географии и истории. И все эти сокровища были в моём распоряжении (а читать я научился ещё до школы). Я знал поимённо всех великих князей и царей от Рюрика до последнего Романова. Тщательно срисовывал приглянувшихся мне персонажей, типажей разных эпох и сословий, старинное оружие. Многие рисунки до сих пор сохранились. Особенно впечатлил меня образ Михайло Ломоносова, как он с рыбным обозом отправился пешком зимой в Москву покорять науку. Всё это было так романтично…

*     *     *

А на хуторе, где впервые встал за плуг,я оказался в силу трагичных обстоятельств. Летом 43-го спецслужбы СД арестовали отца, и о продолжении учёбы пришлось забыть, и, чтобы быть подальше от всевидящего ока полиции, я поселился в староверской деревне у близких знакомых, с коими мы дружили семьями. Там я тоже очень кстати пришёлся: глава семьи недавно умер, старшему сыну с больной ногой трудно было в поле работать, второго забрили в легион, в строительные части, а женскому персоналу хватало дел по уходу за скотиной, стряпне, шитье-мытье и прочих домашних хлопот. Вот я и осваивал крестьянскую науку во всех её нюансах.

По морозцу валили в лесу ольху и берёзы на дрова, по санному пути возили к дому, распиливали двуручкой, кололи и складывали в штабеля. Возили зерно на мельницу. Обжаривали льняное семя и выдавливали из него под прессом пахучее масло. К праздникам гнали самогонку. Ездили с товаром и за товаром в город. Хватало времени и лыжами потешиться, благо в горках недостатка не было. И всё было мне по душе. Ещё и оставшимся в городе матери с тремя дочерьми получалось кое-что подкинуть.

Ну, а по весне, когда земля созрела, -  в поле! За зиму с лошадьми  характерами сошлись и на пашне отлично понимали друг друга. Особенно нравилось наблюдать за ними, когда к концу смены оставалось пройти последние борозды. Кони прекрасно понимали, что дело идёт к финишу, приободрялись и прибавляли шагу – только поспевай за ними. И вот в конце последней борозды смачно выворачиваешь плуг, кладёшь его на бок, и все трое, довольные собой, налегке через всё поле направляемся к конюшне. Там освобождаешь их от упряжи, похлопаешь по плотным шеям и радуешься тому, с каким аппетитом они хрустят клеверным сеном.

Ну, а там и сенокос подошёл. Ко всеобщему удовлетворению и с этим делом у меня пошло. Знали бы горожане, как благоухает подсыхающая скошенная трава или как отрадно смотреть на цветущее гречишное поле…

 

*     *     *

Сколько доводилось читать о каторжном мужицком труде, как  горбатился он на скудной земле, пока не пришла ему на помощь всесильная техника. Собственный опыт говорит мне совсем другое. Трудолюбивая крестьянская семья жила в ладу с природой, в согласии с её сезонными ритмами. Каждое время года привносило свои краски в налаженный быт, разнообразя работу. Крестьянин любил свою землю, а забота о том, кого или что любишь, человеку в удовольствие, и каждый пригодный для обработки клочок родной земли был ухожен, и она в ответ дарила ему достаток и силу. Люди умели ценить красоту окружающего мира и радоваться, находили время для развлечений, чтения и духовности. Такие хуторяне сами жили в достатке и страну кормили – хлебом, молоком, беконом, давали работу сахарным, кожевенным и льнозаводам.

Как-то, уже будучи журналистом, мне довелось ради газетного материала «покататься» в кабинке с совхозным трактористом, героем очерка, так потом сошёл на землю разбитым и оглушённым от тряски и грохота. Я не понимал, как человек может такое вынести целый день. Вознесённый над землёй, он не может её чувствовать, озабочен он только выработкой.

Я, конечно, понимаю, что ностальгировать по невозвратно ушедшему укладу – непродуктивное занятие. Только сравнение с былым говорит мне не в пользу настоящего. Да, тяжёлую работу взяли на себя машины. Но жизнь людей, оторванных от земли, счастливей не стала – души черствеют.

 

 

Дорогие друзья!

 

3 октября все любители поэзии отмечают юбилей великого русского поэта Сергея Есенина.  Его творчество дорого и любимо так же и в Латгалии. Особая роль в этом принадлежит знатоку и ценителю стихов Сергея Есенина, известному в Латвии поэту, члену Союза писателей РФ, кавалеру Золотой Есенинской медали Петру Антропову.

Предлагаем вашему вниманию небольшую подборку стихов латгальских поэтов, посвящённых 120-летию Сергея Есенина.

 

 

Галина Свириденкова

Памяти Сергея Есенина.


Он был России златокудрый Лель,
Воспел поля, и клёны, и берёзки,
Так сладко пела о любви свирель,
О Родине, её красе неброской,
Об уходящем и грядущем дне,
О Снегиной - мечте неповторимой,
И об ушедшей навсегда весне,
Оплаканной поэтом - пилигримом.
Он посещал все злачные места,
Скандалил, пил под наигрыш гармони,
Искал свой путь, чтоб с чистого листа...
Но в никуда влекли по жизни кони,
Была их сивой иль каурой масть?
Москва кабацкая взяла и закружила,
Там к Айседоре запылала страсть,
Назад дороги к дому завьюжило.
Лишь письма к матери, сыновнее "прости",
Где крик души, его мечты и вера,
А впереди - там перекрест пути,
И там петля - загадка "Англетера".
Но жив поэт, он в песнях и стихах,
И белым облаком в небесной сини
Вновь пробуждает в душах и сердцах
Надежды, веру и любовь к России.
                                                                                                        25.09.2015

 

Уважаемые читатели!
 

Предлагаем вашему вниманию третий выпуск Латгальского поэтического вестника, и поскольку его постоянный составитель и редактор Александр Якимов отмечает сегодня свой очередной День рождения, пожелаем ему новых творческих идей и реальных их воплощений.
 

***
 

11 сентября, в рамках ежегодных сентябрьских Дней поэзии, связанных с именем Райниса, состоялась презентация сборника поэзии «Стихи о Даугавпилсе». Мероприятие состоялось в Центре Ротко. Приход к читателям этого, не побоюсь громкого слова, уникального издания стал возможен благодаря огромному объему проделанной работы и финансовой поддержке городских властей. Книга приурочена к 740-му дню рождения Даугавпилса и 150-летнему юбилею народного поэта Райниса и поэтессы Аспазии. Если сказать коротко об этом авторском и типографском шедевре – впервые стихи о городе, написанные в ХХ – начале ХХI века, собраны вместе. Составитель – Латгальская Центральная библиотека, а редакторами издания стали Дзидра Ступане и Фаина Осина. Художественное оформление книги – Сильва Линарте. Потрясающий подарок  всем любителям поэтического слова!
 

Александр Якимов,
ведущий Латгальского поэтического вестника

 

 

 

Уважаемые читатели!

Наши авторы публикуют свои работы не только в местных печатных изданиях, но активно участвуют в международных проектах, сборниках и поэтических сайтах.

Так лауреатом 1 степени Международного фестиваля Православной песни и Духовной поэзии «Вера, Надежда, Любовь», который проходил в Российском городе Сыктывкаре, стал известный в Латвии поэт, составитель и редактор антологий «Русская поэзия Латгалии» и «Русская поэзия Латвии» Александр Якимов.

Поздравляем Александра с творческим успехом и предлагаем вашему вниманию небольшую подборку его духовной лирики.

 

 

 

 

 

Дорогие друзья!
 

В эти дни свой красивый юбилей отмечает наш земляк, хорошо знакомый многим резекненцам поэт, вице-президент Международной Ассоциации писателей и публицистов Пётр Иванович Антропов.
Детские и школьные годы он провёл в Резекне, здесь начинался его трудовой стаж, здесь пробудилась любовь к поэзии Есенина, а позже и к своему творчеству.

 

За многие годы Пётр Иванович издал пять сборников стихов, участвовал во многих международных сборниках и альманахах, является соавтором десяти сборников резекненских авторов. Он обладает многими почётными званиями и наградами, состоит в трёх творческих союзах и объединениях, является членом-корреспондентом Академии Поэзии России.
 

Третьего октября в Центральной библиотеке города состоится встреча с Петром Ивановичем и знакомство с его новым сборником «Звенят в душе латгальские мотивы», который он посвящает своей родине – Латгалии.
 

А пока мы предлагаем подборку его стихов из нового сборника.
 

Здесь духовное сердце Латгалии

Часто спорят сегодня в Латгалии,
Где духовное сердце страны,
Этот край много храмов прославили,
И пред Богом они все равны.

В их названиях много сакрального,
И легко даже сердцем понять,
Что они не бывают случайными
И нам многое могут сказать.

И напомнят, что сердце Латгалии
Там, где в Резекне было всегда,
В храме том, где название славит
Мир согревшее сердце Христа.*

*В Резекне находится старейший в Латгалии
   Собор Пресвятого сердца Иисуса.

Когда, Латгалия, проснешься…

Когда же ты, Латгалия, проснешься
И по-латгальски вслух заговоришь,
Озерами счастливо улыбнешься,
Рижан не только «GORSом» удивишь?

Когда поймешь, что сказочно богата,
Не только лесом, глиной и песком,
И ты совсем, совсем не виновата,
Что Бог другим отдал твой чернозем?

Зато он подарил тебе терпенье,
Талант людей в труде соединять,
И создавать бессмертные творенья,
И чужаков в беде не обижать.

Когда проснешься, то душой поверишь,
Что верно мелят божьи жернова,
И люди ждут не хлеба и не зрелищ...
Им вера в лучшее нужна.

Латгальские корни и рижские кроны

У латгальских корней есть и рижские кроны,
В них могучая сила латгальской земли,
И по давним природным и божьим законам
Они помнить об этом и в Риге должны.

Но как часто латгальцы свой край забывают,
Деревеньки, погосты,  седых стариков,
Что свой век средь латгальских озер доживают,
Охраняя забытый их внуками кров.

Но и кронам, наверно, не слаще живется
Среди каменных джунглей судьбы,
Где давно соловьям и весной не поется,
И совсем не цветут полевые цветы.

Как обычаи эти дурные исправить
И латгальские корни в сердцах сохранить,
Чтобы внуки о крае латгальском мечтали
И не рвалась с Латгалией тонкая нить?

Везёт Латгалии на женщин…

Везёт Латгалии на женщин,
Что на себе Латгалию везут.
Они достойны почестей не меньше,
Чем та, что Марой* бронзовой зовут.

Они – тихи и с виду неприметны,
Но приглядись душой, -
Какая стать,
Так много в них величия и света,
Что в королевы можно записать.

Но только жизнь у них совсем другая,
Не королев, а Золушек судьба,
Которые здесь отдыха не знают
И принцев не встречали никогда.

И всё равно – они везут и тянут
В делах, трудах  с утра и до зари,
И никогда, я верю, не устанут
Читать своим детишкам буквари.

Они не только почестей достойны –
Достойны лучшей жизни и судьбы,
Чтоб мужики не делали им больно,
Хотя бы пол-Латгалии везли.

Я их, наверно, тоже не достоин,
Поскольку сам сбежал из этих мест,
Но за судьбу Латгалии спокоен,
Пока над ней живые Мары держат крест.
 *Мара – языческая богиня, покровительница Латгалии.